Главная » 2014 » Сентябрь » 15 » Обвинение основано только на предположении следователя
19:05
Обвинение основано только на предположении следователя

Летом ко мне за помощью обратился водитель, совершивший наезд на пешехода. Он сказал, что в отношении него возбуждено уголовное дело и он является подозреваемым. Из рассказанных им обстоятельств дорожно-транспортного происшествия следовало: еще в январе 2014 года он, управляя легковым автомобилем, следовал со скоростью 40 км/час по одной из улиц Москвы. На улице было уже темно и работало искусственное освещение. Проезжая часть дороги была мокрой и, несмотря на январь, шел дождь. После проезда пешеходного перехода водитель неожиданно увидел женщину, пересекавшую проезжую часть дороги. Ему показалось, что она двигалась слева направо. Водитель сказал, что даже не успел нажать на тормоз. Автомобиль сбил женщину. Через 2 месяца женщина скончалась.

Уголовное дело было возбуждено по части 3 статьи 264 Уголовного Кодекса Российской Федерации. Следователь сказал водителю о том, что он виновен и это подтверждено автотехнической экспертизой. Но водитель не был согласен с виновностью. По его мнению женщина вышла на проезжую часть дороги слева из-за припаркованного грузового автомобиля и он не мог ее видеть.

Знакомясь с материалами уголовного дела я обратил внимание на отсутствие в схеме ДТП грузового автомобиля. Назначая автотехническую экспертизу следователь указал на то, что пешеход двигался со скоростью 4-5 км/час от левого края проезжей части. До места наезда пешеход преодолел в зоне видимости водителя расстояние равное 7 метрам. Автомобиль двигался со скоростью 40 км/час, водитель до наезда на пешехода не применял торможение. На наличие грузового автомобиля, который бы ограничивал обзорность водителю в постановлении о назначении экспертизы указано не было. При таких условиях эксперт, конечно, сделал вывод о виновности водителя.

Мной было заявлено ходатайство о проведении следственного эксперимента с целью определить расстояние, на котором находился автомобиль доверителя в момент, когда пешеход вышел из-за припаркованного грузового автомобиля и для определения расстояния, которое преодолел пешеход в опасной зоне, уже после выхода из-за грузовика. В удовлетворении ходатайства мне было отказано. Отказ был мотивирован тем, что следствие установило, что пешеход двигался не слева направо, а справа налево по ходу движения автомобиля. Когда я обратил внимание следователя на то, что эксперт проводил расчеты при условии движения пешехода от левого края проезжей части - следователь согласился назначить дополнительную автотехническую судебную экспертизу. При этом в постановлении о назначении экспертизы следователь указал, что с момента возникновения опасности для водителя (с момента начала движения пешехода от правого края проезжей части) пешеход преодолел 4,0 метра. До выхода на проезжую часть пешеход двигался по тротуару в направлении проезжей части и был виден водителю. Скорость движения пешехода и автомобиля были заданы прежними. И вновь было указано, что до наезда водитель не применил торможение.

С такими исходными данными сторона защиты была не согласна. Дело в том, что водитель говорил мне о том, что женщина была одета в темную одежду. Таким образом, в темное время суток и в дождливую погоду она сливалась с окружающим фоном, так как была одета в неконтрастную одежду, и была плохо видна, особенно когда она находилась на тротуаре. Эти обстоятельства имеют значение, поскольку существенно увеличивают время реакции водителя. Кроме того, следователь необоснованно указал в постановлении на то, что до наезда на пешехода водитель не применял торможение, несмотря на то, что водитель сам говорил об этом. На практике люди достаточно часто ошибаются. В данном случае, зафиксированная после ДТП обстановка (положение автомобиля, осколки стекла фар автомобиля) свидетельствовала о том, что наезд автомобиля на пешехода произошел в заторможенном состоянии. Это подтверждается тем, что если бы водитель применил торможение только после наезда на пешехода, то автомобиль остановился бы значительно дальше, чем было зафиксировано на месте ДТП. Конечно такое могло произойти при меньшей скорости движения автомобиля, но в этом случае скорость движения автомобиля должна была быть не 40 км/час, а около 10 км/час и женщина не получила бы травм, которые у нее были установлены врачами.

И наконец, еще одно обстоятельство, с которым сторона защиты не согласна. Это заданное следователем расстояние, равное 4,0 метрам, которое преодолел пешеход от правого края проезжей части до места наезда. С учетом протокола осмотра места дорожно-транспортного происшествия, схемы ДТП и фотографий с места ДТП, а также с учетом характера повреждений на автомобиле это расстояние не могло превышать 3,65 м. В данном конкретном случае, даже 35 см имели значение. Произведенные мной расчеты показывали, что при условии, если пешеход преодолел расстояние 4,0 метра, то водитель имел техническую возможность остановить машину до наезда, а значит он виновен в ДТП. Если пешеход преодолел расстояние менее 3,8 метра, то вины водителя не было.

Стороной защиты было заявлено ходатайство о внесении изменений в описательную часть постановления о назначении дополнительной автотехнической судебной экспертизы и о постановке перед экспертом дополнительного вопроса. Было предложен вопрос об определении экспертом координат места наезда на пешехода с учетом зафиксированной на месте ДТП вещной обстановки. Кроме этого мы просили указать, что наезд автомобиля на пешехода произошел в заторможенном состоянии, что пешеход была одета в неконтрастную одежду и сливалась с окружающим фоном, а также то, что пешеход в опасной зоне преодолел расстояние равное 3,65 метрам.

Следователь согласился указать только то, что водитель применил торможение еще до наезда на пешехода. Следователем было отказано в постановке перед экспертом вопроса об определении места наезда. Отказ был мотивирован тем, что, по мнению следователя, наезд на пешехода не мог произойти на расстоянии менее 4,0 метров, поскольку конечное положение автомобиля (под углом к оси проезжей части, расстояние правых колес от края проезжей части) и условная прямая линия, проведенная по оси автомобиля в направлении к месту наезда свидетельствует именно об этом.

Т.е. в данном случае налицо предположение следователя о расположении места наезда, траектории движения автомобиля и расстоянии, которое он преодолел до остановки после наезда. Однако, следователем не был учтен характер повреждений автомобиля, а именно то, что автомобиль контактировал с пешеходом левой стороной капота, ветрового стекла и переднего бампера на расстоянии не менее 26 см от левого угла. Следователем не было учтено, что после наезда на пешехода автомобиль до остановки преодолел примерно 3,5-4,0 метра. Об этом расстоянии свидетельствует расположение на проезжей части осколков передней фары автомобиля. Эксперты располагают возможностью установить это обстоятельство с учетом скорости движения автомобиля и высоты расположения фары. Следователь, не располагая специальными знаниями сам, не воспользовался возможностью определить экспертным путем, где располагалось место наезда на пешехода.

Постановление следователя было обжаловано руководителю следственного органа, однако тот посчитал действия следователя законными.

Но мы не сдались. Постановление следователя и руководителя следственного органа было обжаловано руководителю вышестоящего следственного органа и прокуратуру. С большим трудом удалось убедить следствие о постановке наших вопросов эксперту, разрешив которые, он подтвердил нашу правоту. Уголовное преследование моего доверителя было прекращено.

Категория: Уголовные дела по ДТП (тяжкий вред, смертельный исход) | Просмотров: 2623 | Добавил: адвокат_по_дтп | Теги: ДТП, ДТП с пострадавшими